Пятница, 18.06.2021, 23:30
Приветствую Вас Гость | RSS


Меню сайта
Категории раздела
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Научные статьи

Главная » Статьи » Мои статьи

Итоги аграрных преобразований П.А. Столыпина

Результаты реформы характеризуются быстрым ростом аграрного производства, увеличением емкости внутреннего рынка, возрастанием экспорта сельскохозяйственной продукции, причем торговый баланс России приобретал все более активный характер. В результате удалось не только вывести сельское хозяйство из кризиса, но и превратить его в доминанту экономического развития России. Валовой доход всего сельского хозяйства составил в 1913 году 52,6% от общего ВД. Доход всего народного хозяйства благодаря увеличению стоимости, созданной в сельском хозяйстве, возрос в сопоставимых ценах с 1900 по 1913 годы на 33,8%.

Дифференциация видов аграрного производства по районам привела к росту товарности сельского хозяйства. Три четверти всего переработанного индустрией сырья поступало от сельского хозяйства. Товарооборот сельскохозяйственной продукции увеличился за период реформы на 46%.

Еще больше, на 61% по сравнению с 1901-1905 годами, возрос в предвоенные годы экспорт сельскохозяйственной продукции. Россия была крупнейшим производителем и экспортером хлеба и льна, ряда продуктов животноводства. Так, в 1910 году экспорт российской пшеницы составил 36,4% общего мирового экспорта.

Однако не были решены проблемы голода и аграрного перенаселения. Страна по-прежнему страдала от технической, экономической и культурной отсталости. Так в США в среднем на ферму приходилось основного капитала в размере 3900 рублей, а в европейской России основной капитал среднего крестьянского хозяйства едва достигал 900 рублей. Национальный доход на душу сельскохозяйственного населения в России составлял примерно 52 рубля в год, а в США - 262 рубля [10, с. 151-152].

Темпы роста производительности труда в сельском хозяйстве 11 были сравнительно медленными. В то время как в России в 1913 году получали 55 пудов хлеба с одной десятины, в США получали 68, во Франции - 89, а в Бельгии - 168 пудов. Экономический рост происходил не на основе интенсификации производства, а за счет повышения интенсивности ручного крестьянского труда. Но в рассматриваемый период были созданы социально-экономические условия для перехода к новому этапу аграрных преобразований - к превращению сельского хозяйства в капиталоемкий технологически прогрессивный сектор экономики.

Ряд внешних обстоятельств (смерть Столыпина, начало войны) прервали столыпинскую реформу. Всего 8 лет проводилась аграрная реформа, а с началом войны она была осложнена - и, как оказалось, навсегда. Столыпин просил для полного реформирования 20 лет покоя, но эти 8 лет были далеко не спокойными. Однако не кратность периода и не смерть автора реформы, убитого в 1911 году рукой агента охранки в киевском театре, были причиной краха всего предприятия. Главные цели далеко не были выполнены. Введение частной подворной собственности на землю вместо общинной удалось ввести только у четверти общинников. Не удалось и территориально оторвать от "мира" зажиточных хозяев, т.к. на хуторских и отрубных участках поселялись менее половины кулаков. Переселение на окраины так же не удалось организовать в таких размерах, которые смогли бы существенно повлиять на ликвидацию земельной тесноты в центре. Все это предвещало крах реформы еще до начала войны, хотя ее костер продолжал тлеть, поддерживаемый огромным чиновничьим аппаратом во главе с энергичным приемником Столыпина - главным управляющим землеустройством и земледелием А. В. Кривошеиным.

Причин краха реформ было несколько: противодействие крестьянства, недостаток выделяемых средств на землеустройство и переселение, плохая организация землеустроительных работ, подъем рабочего движения в 1910-1914 гг. Но главной причиной было сопротивление крестьянства проведению новой аграрной политики.

 

Можно сказать, что аграрной реформе Столыпина не повезло. О ней все слышали, но мало кто разбирался в деталях. В начале 1990-х годов в России о ней много говорили, а потом забыли. Недоброжелатели до сих пор упорно пыжатся доказать, что П.Столыпин не является автором своей реформы, что она не удалась, что она навредила и т. д.

Во-первых, реформы были осуществлены достаточно поздно – не 1861, а только в 1906 году.

Кроме этого, не следует забывать, что переход от натурального типа экономики к рыночному в условиях административно-командной системы возможен на основе активной деятельности государства. При этом особую роль должна сыграть финансово-кредитная деятельность государства. Примером этому может служить правительство, которое сумело с поражающей быстротой и размахом переориентировать мощный бюрократический аппарат империи на энергичную работу. При этом «локальная экономико-хозяйственная рентабельность была принесена в жертву сознательно ради будущего общественного эффекта от создания и развития новых экономических форм». Так действовали министерство финансов, Крестьянский Банк, Министерство земледелия, другие государственные институты.
К тому же, там, где господствовали административные принципы управления экономикой и уравнительные способы распределения, всегда будет существовать сильная оппозиция преобразованиям. Следовательно, необходимо иметь социальную опору в лице инициативных и квалифицированных слоев населения.

И все же, будучи главной реформой Столыпина, аграрная реформа была доведена до определенного результата. С экономической точки зрения, начатая аграрная реформа была необходима и прогрессивна. В случае удачи она сулила более интенсивные формы хозяйствования, более высокие урожаи, более высокий уровень жизни.

Столыпину пришлось столкнуться с множеством проблем. Царь, поддерживавший Столыпина вначале, позже, когда угроза революции спала, фактически стал на позицию его противников. Большинство предложений Столыпина, даже принятых Госдумой, были отвергнуты промонархистским Госсоветом [11, с. 3-8].

Для успеха аграрной реформы надо было преодолеть три препятствия:

- сопротивление консервативных помещичье-бюрократических верхов, на это ушло 4 года, с 1907 по 1911, пока закон о хуторах и отрубах не был утвержден царем;

- консерватизм крестьянской общины. Русский неграмотный крестьянин, никогда не знавший частной собственности, считал всю землю, принадлежащей тому, кто на ней работает. Среди крестьян была распространена идея «черного передела» - когда вся земля достанется крестьянам бесплатно, умело подогреваемая многочисленными социалистическими агитаторами. Поэтому многие из крестьян, даже имея возможность, не покупали землю. Да и община появилась в России давно, и была сформирована множеством факторов. В приполярном климате, при скудных почвах, суровой зиме, дождливой осени, ранних заморозках, выжить можно было лишь «скопом», общиной, кормясь не только от земли, но и от леса, воды, скота, отхожего промысла в городах. При таких почвах и климате принципиального значения не имела форма собственности – твоя ли она, земля, частная, или общинная, или арендованная у помещика или сановника – все равно прокормить она без общины семью не могла. В южных странах (США, Франция) или северных, но обогреваемых Гольфстримом (Англия, Германия, Дания), фермер одиночка мог выжить с семьей на 5-10 га земли. В России единоличник где-нибудь на Вологодчине и на 20-30 га своего хлеба мог собрать лишь до ноября. Отсюда - знаменитые русские нечерноземные пары (до 40%) – иначе земля вообще переставала родить;

- сопротивление российской «социалистической» интеллигенции и иерархов русской православной церкви, категорически выступавших против частной собственности на землю с правом купли-продажи и считавших, что реформа обогатит 10-15% крестьян, а остальных без общинной защиты пустит по миру.

Однако определенные перемены все же произошли. За 8 лет реформы из общины вышло 26,1% крестьян. Но всего лишь 15% из них выделились на хутор. Это было связано с объективными причинами: хутор – автономное хозяйство, где должно быть все – и поле, и выпас, и водопой. Он не может быть слишком маленьким, а известны случаи, и, видимо, достаточно частые, когда семьи из 10 и более человек жили на участке в 2-10 десятин. Это при том, что сколько-нибудь прибыльным в российских условиях могло быть хозяйство в 20-30 десятин. Хутору необходим выход к воде, а осуществить это невозможно. Бурить артезианские колодцы крестьяне не умели, и денег на это у них не было. Но действующие по инструкции чиновники создавали хутора и в безводных степях. Всего, к началу войны, было создано 200 тысяч хуторов и 1,3 млн. отрубов, к участковому хозяйству перешло 10% крестьян, хозяйства «крестьянского типа» владели в пределах Европейской России 89,3% пахотной земли и приблизительно 94% скота. Но хутора эти были маломерные и слабые, по-прежнему основная масса не имела лошадей или имела только одну.
Поголовное большинство выходивших были бедняки: вышедшие 26% крестьян владели всего 16% общинной земли. Многие стремились продать свои земли и уйти в город, продавали свои земли и уезжающие в Сибирь: к началу первой мировой войны ¼ укрепленной земли была продана.

В Сибирь прочно переселилось 2,44 млн. крестьян, что составило половину прироста населения сельских губерний Сибири. Многие становились достаточно крепкими хозяевами. Однако проблему перенаселения европейской части России это не решило – переселенцы составили всего 18% естественного прироста сельского населения за эти годы [11, с. 8-10].

Противоречивые результаты проведения реформы в сельском хозяйстве

Говоря о противоречивых результатах реформы, следует, прежде всего, выделить ряд положительных и отрицательных итогов.

Так, в качестве положительного результата можно рассматривать то, что из общины выделилось до четверти хозяйств, усилилось расслоение деревни, сельская верхушка става давать до половины рыночного хлеба.

Из Европейской России в менее заселенные районы переселилось 3 млн. хозяйств. 4 млн. десятин общинных земель были вовлечены в рыночный оборот. С 59 до 83 рублей на один двор увеличилась стоимость сельскохозяйственных орудий, потребление суперфосфатных удобрений выросло с 8 до 20 млн. пудов.

В результате реформы за период 1890-1913 годы доход на душу сельского населения вырос с 22 до 33 руб. в год.

И все же от 70 % до 90 % вышедших из общины крестьян так или иначе сохранили связи с общиной. Основную массу крестьян составляли трудовые хозяйства общинников.

До полумиллиона переселенцев вернулось в Европейскую Россию.
На крестьянский двор приходилось только 2-4 десятины, при норме 7-8 десятин. Основным сельскохозяйственным орудием осталась соха, 58 % хозяйств не имели плугов. Минеральные удобрения применялись на 2% посевных площадей. И, в качестве самого серьезного последствия следует отметить то, что в 1911-1912 годах страну поразил голод, охвативший 30 млн. человек [1, с. 86-88].

Категория: Мои статьи | Добавил: kemerovo3000 (30.10.2018)
Просмотров: 220 | Рейтинг: 0.0/0
Вход на сайт

Поиск