Пятница, 16.11.2018, 11:30
Приветствую Вас Гость | RSS


Меню сайта
Категории раздела
Наш опрос
По каким направлениям вам нужны задачи?
Всего ответов: 461
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Научные статьи

Главная » Статьи » Мои статьи

Модель гражданского правонарушения

Проблемы гражданско-правовой ответственности, оснований и условий ее наступления всегда были в центре внимания отечественных юристов. Однако до настоящего времени не существует единой концепции понимания некоторых категорий института ответственности как в праве в целом, так и в гражданском праве в особенности. Актуальными на протяжении нескольких десятков лет продолжают оставаться вопросы о возможности применения мер гражданско-правовой ответственности при отсутствии одного и более ее условий (обязательных или факультативных), презумпции виновности (невиновности) при применении мер гражданско-правовой ответственности, разграничении принципов вины и риска для физического лица, не занимающегося предпринимательской деятельностью, или публично-правового образования и для субъектов предпринимательской деятельности [14, с. 63-64].

В юридической литературе до сих пор существуют различные точки зрения относительно таких понятий, как «основания гражданско-правовой ответственности» и «условия гражданско-правовой ответственности».

Наибольшее распространение получили теории, согласно которым основанием гражданско - правовой ответственности надлежит считать нарушение субъективных гражданских прав, состав гражданского правонарушения, сам факт правонарушения либо, обстоятельства, при которых наступает гражданско-правовая ответственность.

Более верной нам представляется позиция, согласно которой основанием гражданско-правовой ответственности являются обстоятельства, при которых наступает гражданско-правовая ответственность.

Такими обстоятельствами могут быть не только правонарушения. Ответственность в гражданском праве может наступать и при отсутствии правонарушения со стороны лица, на которое она возлагается (такова, например, ответственность поручителя за нарушение обязанным лицом обеспеченного поручительством договора (ст. 363 ГК РФ). Обстоятельствами, являющимися основаниями наступления гражданско-правовой ответственности, являются также предписания (нормы), установленные законом (и в соответствии с законом в договоре) (п. 1 ст. 1065 ГК РФ, п. 1 ст. 302 ГК РФ), а также общественные представления о справедливости (например, возложение обязанности по возмещению вреда, причиненного в состоянии крайней необходимости на третье лицо, в интересах которого действовал причинитель (ч. 2 ст. 1067 ГК РФ), а также безвиновная ответственность владельца источника повышенной опасности (ст. 1079 ГК РФ).

Для наступления гражданско-правовой ответственности помимо основания необходимо установить наличие определенных условий, являющихся общими, традиционными для гражданских правонарушений. Чаще условия гражданско-правовой ответственности (условия наступления гражданско-правовой ответственности) определяют как элементы состава гражданского правонарушения [8, с. 8].

Под составом гражданского правонарушения одни авторы понимают совокупность определенных признаков правонарушения, характеризующих его как достаточное основание ответственности, другие – совокупность общих типичных условий, наличие которых необходимо для возложения ответственности на нарушителя гражданских прав и обязанностей и которые в различных сочетаниях встречаются при любом гражданском правонарушении. Обе дефиниции, довольно схожие по смыслу, имеют право на существование и могут применяться в зависимости от избранного аспекта исследования.

Что касается набора условий (элементов состава гражданского правонарушения), то он является традиционным и включает в себя: противоправные действия (бездействия), вред, причинную связь между противоправным действием (бездействием) и наступившими вредными последствиями, вину правонарушителя.

С.С. Алексеев и В.А. Тархов обращают внимание на необходимость включения в число признаков состава его субъекта и объекта, полагая, что такая трактовка элементов состава правонарушения не превращает субъект и объект в части противоправного поведения [4, с. 222]. Некоторые авторы не разделяют данную точку зрения вследствие отождествления категорий «объект гражданского правонарушения» и «объект гражданского права» в первом случае, и несовпадении понятий «лицо, обладающее сделкоспособностью» и «лицо, наделенное деликтоспособностью» – во втором.

Гражданско-правовая ответственность строится на иных началах, нежели уголовная, административная, трудовая, обязательным условием наступления которых является состав преступления (правонарушения). Она устанавливается иногда за пределами гражданского правонарушения.

Особенностью гражданско-правовой ответственности является возможность ее наступления как при наличии всех перечисленных условий (элементов состава гражданского правонарушения), так и при отсутствии одного или более элементов.

В тех случаях, когда необходимо установление всех условий (обязательные условия), мы имеем дело с классической моделью состава гражданского правонарушения. Когда же ответственность может наступить при отсутствии одного или более условий (факультативные условия) следует говорить об усеченной модели состава гражданского правонарушения.

Вместе с тем необходимо иметь в виду, что в гражданском праве наличие состава правонарушения требуется для привлечения к имущественной ответственности по общему правилу, из которого закон устанавливает некоторые исключения, о которых речь пойдет далее.

Рассмотрим условия (элементы) состава гражданского правонарушения. Противоправность поведения привлекаемого к гражданско-правовой ответственности лица, по общему правилу, является обязательным условием для ее применения. Правомерные действия участников гражданских правоотношений почти никогда не влекут имущественной ответственности. Возможность отступления от данного правила предусматривается п. 3 ст. 1064 ГК РФ. Например, вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, т.е. в результате правомерных действий, подлежит возмещению его причинителем в соответствии с ч. 1 ст. 1067 ГК РФ [2]. Противоправным поведением может быть как действие, так и бездействие лица, нарушающее нормы права, в том числе закрепленные в них нормы морали и нравственности. Противоправное бездействие не может быть сведено к простой пассивности субъекта. В правовом смысле бездействие представляет собой несовершение конкретного действия, т.е. такого действия, которое предписывалось данному субъекту в обязанность. Так, например, противоправным бездействием является неисполнение обязанностей, предусмотренных ст. 212 Трудового кодекса РФ и ст. 62–64 КТМ РФ [9, с.  9].

Иными словами, в понятии противоправности находит отражение факт объективного несоответствия поведения участника гражданского оборота требованиям норм гражданского права – писаного и неписаного. Так, нашедший потерянную вещь и не уведомивший ее владельца совершает противоправный поступок, нарушающий нормы морали, нашедшие закрепление на законодательном уровне, и потому должен нести гражданско-правовую ответственность (ст. 227 ГК РФ).

Ряд авторов считают, что применительно к договорной ответственности вряд ли целесообразно сосредотачивать внимание на противоправности поведения нарушителя как обязательном признаке нарушения, влекущего применение гражданско-правовой ответственности [6, c. 82-83]. Это вытекает из положения, содержащегося в ст. 309 ГК РФ, согласно которому обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований – в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Сам факт неисполнения или ненадлежащего исполнения можно рассматривать как противоправность, даже если это выразилось в нарушении не правовых норм, а обычно предъявляемых требований, на соблюдение которых первоначально рассчитывали стороны. Причем, как отмечается в литературе, противоправность нередко выступает в качестве профилирующего или же вовсе единственного условия ответственности [24, c. 160]. Так, в обязательственном праве используются конструкции ответственности, не обладающие классическими признаками юридической ответственности с точки зрения состава правонарушения. К ним следует отнести ряд способов обеспечения исполнения обязательств, играющих роль не только побудительного материального стимула, потенциальной опасности имущественных потерь: при наступлении известных юридических фактов они превращаются из способов побуждения и стимулирования надлежащего исполнения в неблагоприятные имущественные последствия либо влекут прекращение субъективных прав. Это уплата неустойки, потеря задатка, обращение взыскания на залог, удержание и т.п. Так, факт просрочки самодостаточен для начисления пени, и хотя, на первый взгляд, здесь нет никакой противоправности, на самом же деле противоправность состоит в нарушении подлежащих исполнению обязательств, нарушении субъективных прав другого человека.

Очевидно решающее значение противоправности как условия правовой ответственности и в других ее конструкциях и формах. Например, институт недействительных сделок противоправность (ст. 168 ГК РФ) возводит в главный признак недействительности.

Итак, противоправность как условие наступления гражданско-правовой ответственности является, по общему правилу, обязательным. Однако законодатель в ряде случаев отступает от названного правила (п. 3 ст. 1064, ч. 1 ст. 1067, п. 1 ст. 302 ГК РФ и т.д.). В этих случаях противоправность становится факультативным условием наступления гражданско-правовой ответственности.

Противоправность нередко выступает в качестве профилирующего или же вовсе единственного условия ответственности. Так, в обязательственном праве используются конструкции ответственности, не обладающие классическими признаками юридической ответственности с точки зрения состава правонарушения. Это уплата неустойки, потеря задатка, обращение взыскания на залог, удержание и т.п.

Так, факт просрочки самодостаточен для начисления пени. Что касается вреда как условия гражданско-правовой ответственности, то можно констатировать, что далеко не в каждом случае привлечения лица к ответственности можно установить вред (убытки), наступившие в результате действия (бездействия) лица.

Так, при привлечении лица к гражданско-правовой ответственности по ст. 169 ГК РФ наличие (отсутствие) вреда здесь не предусматривается, т.е. при заключении сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности, вредные последствия не имеют значения: достаточно самого факта заключения подобной сделки. А раз нет вреда, то нет и причинной связи и все попытки ее поиска представляются лишними и бесполезными. Сказанное можно отнести и к ряду других недействительных сделок (ст. 168, 170, 171, 172 ГК РФ) [2].

Для российского гражданского права традиционным является принцип полного возмещения убытков. Ныне он выражен формулой, содержащейся в ст. 15 ГК РФ.

Итак, если в результате противоправного поведения лица возникли негативные последствия в имущественной сфере лица, чьи права нарушены и если речь идет о применении такой формы ответственности, как возмещение убытков, указанное условие носит обязательный характер, поскольку сам факт причинения убытков подлежит доказыванию лицом, чьи субъективные права нарушены. Непредставление доказательств, подтверждающих наличие убытков (вреда), вызванных нарушением субъективного гражданского права, является безусловным основанием к отказу в удовлетворении требований о возмещении убытков.

В случае применения других форм гражданско-правовой ответственности – неустойки или ответственности по денежному обязательству – наличие негативных последствий имущественной сферы кредитора приобретает факультативный характер. Так, по требованию о неуплате неустойки за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником обязательства кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков (п. 1 ст. 330 ГК РФ). Необязательно устанавливать наличие (отсутствие) в ряде иных случаев (ст. 168, 169, 170, 171 ГК РФ). Достаточно одной опасности причинения вреда в будущем для наступления ответственности, выражающейся в запрещении деятельности, создающей такую опасность [17, с. 312-315].

Причинная связь как условие наступления гражданско-правовой ответственности чаще всего выступает в качестве факультативного. Характер обязательного условия причинная связь приобретает лишь тогда, когда речь идет о возмещении убытков. Если же применяются иные формы ответственности: неустойка (штраф, пени), ответственность по денежному обязательству, наличие (либо отсутствие) причинной связи носит необязательный (факультативный) характер и приобретает правовое значение только при решении судом вопроса об уменьшении неустойки, несоразмерной причиненным убыткам.

Весьма специфичны в гражданском праве положения о вине как условии наступления гражданско-правовой ответственности.

Учитывая специфику регулируемых гражданским правом отношений, различие форм вины редко имеет правовое значение в гражданском праве: для наступления ответственности бывает достаточно любой формы вины. В некоторых же случаях наличие вины вообще становится необязательным для наступления ответственности.

По общему правилу, необходимым условием ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства признается наличие вины лица, допустившего нарушение обязательства в форме умысла или неосторожности. Таким образом, п. 1 ст. 401 ГК РФ закрепляет принцип вины, характерный для «рядового» участника гражданского оборота (например, физического лица, не выступающего в качестве индивидуального предпринимателя или публично-правового образования).

Однако принцип вины не следует путать с презумпцией виновности, означающей, что отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство (п. 2 ст. 401 ГК РФ). Сторонники этого правила доказывают правильность его следующим образом: потерпевший не знает о том, какую степень заботливости и осмотрительности проявил правонарушитель, какие меры он принял для надлежащего исполнения обязательства и какие психические процессы при этом происходили в его сознании. В то же время правонарушителю, в отличие от потерпевшего, все эти данные хорошо известны. Располагая ими, ему легче доказать свою невиновность, чем потерпевшему, не располагающему этими данными, доказывать его виновность. Поэтому правонарушитель в гражданском праве считается виновным до тех пор, пока не будет доказана его невиновность.

Общее правило для привлечения предпринимателя – юридического или физического лица – к гражданско-правовой ответственности иное, нежели для лиц, не являющихся предпринимателями. Ответственность лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, строится на началах риска (п. 3 ст. 401 ГК РФ). Для освобождения от ответственности они должны доказать, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

На началах риска строится ответственность юридических лиц. Если говорить о вине юридических лиц, то она проявляется через виновное поведение работников соответствующей организации при исполнении ими своих служебных обязанностей, поскольку действия работников должника по исполнению его обязательства считаются действиями должника (ст. 402 ГК РФ).

Отступления от общего правила об ответственности по предпринимательскому обязательству предусмотрены нормами ГК и транспортными законодательными актами. В частности, перевозчик и отправитель груза освобождаются от ответственности в случае неподачи транспортных средств либо неиспользования поданных транспортных средств, если это произошло вследствие не только непреодолимой силы, но и иных явлений стихийного характера и военных действий; прекращения или ограничения перевозки грузов в определенных направлениях, в иных случаях, предусмотренных транспортными уставами и кодексами (п. 2 ст. 794 ГК РФ).

Исключением из общего правила о необходимости вины лица, допустившего нарушение обязательства в форме умысла или неосторожности (п. 1 ст. 401 ГК РФ), является ряд усеченных составов гражданского правонарушения (ст. 593, п. 2 ст. 1064, ст. 1070, 1079, 1096, 1100 и т.д.), для наступления ответственности по которым наличие вины не является обязательным. Таким образом, в зависимости от наличия (отсутствия) вины в гражданском праве для наступления гражданско-правовой ответственности можно выделить два принципа – вины и риска [17, с. 316-317].

Категория: Мои статьи | Добавил: kemerovo3000 (04.11.2018)
Просмотров: 14 | Рейтинг: 0.0/0
Вход на сайт

Поиск