Четверг, 29.10.2020, 18:50
Приветствую Вас Гость | RSS


Меню сайта
Категории раздела
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Научные статьи

Главная » Статьи » Мои статьи

Понятие вымогательства в дореволюционном законодательстве России

Российскому уголовному праву, начиная от Русской Правды и вплоть до конца XIX в., понятие вымогательства было неизвестно. Ответственность за вымогательство обладает относительно небольшой историей своего развития, несмотря на то, что само явление имеет достаточно глубокие исторические корни, в том числе и на территории Российской Федерации.

В соответствии со Словарем русского языка «вымогать» означает добиваться получения чего-либо путем угроз, принуждения, насилия; шантажом, угрозами добиваться чего-нибудь. Вымогательство является синонимом слова «рэкет» (от англ. Racket) – вымогательство государственного или личного имущества, денег путем угроз и насилия.

Впервые о вымогательстве было упомянуто в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных от 15 августа 1845 г., которое предусматривало ответственность за вымогательство в трех своих разделах [16, с. 37-38]:

1. «Раздел V. – О преступлениях и проступках по службе.

Глава VI. – О мздоимстве и лихоимстве.

Статья 406. Высшей степенью лихоимства почитается вымогательство. Под сим разумеются:

1) всякая прибыль или иная выгода, приобретаемая по делам службы притеснением или же угрозами и вообще страхом притеснения;

2) всякое требование подарков или же не установленной законом платы, или ссуды, или же каких-либо услуг, прибылей или иных выгод по касающемуся до службы или должности виновного в том лица делу или действию, под каким бы то ни было видом или предлогом;

3) всякие не установленные законом или в излишнем против определенного количества поборы деньгами, вещами или чем-либо иным;

4) всякие незаконные наряды обывателей на свою или чью-либо работу.

Статья 407. Виновный в вымогательстве подвергается, смотря по обстоятельствам, более или менее увеличивающим или уменьшающим вину его: или ссылке на житье в губернии Томскую или Тобольскую, с потерею всех особенных как лично, так и по состоянию присвоенных ему прав и преимуществ и с заключением на время от двух до трех лет; или же лишению всех прав состояния и ссылке на поселение в отдаленнейших местах Сибири; или, наконец, если вымогательство было сопровождаемо истязаниями или иным явным насилием, также лишению всех прав состояния и ссылке в каторжные работы на заводах на время от шести до восьми лет». Кроме того, данная статья предусматривала, дополнительно, применение телесных наказаний.

2. «Раздел X. – О преступлениях против жизни, здоровья, свободы и чести частных лиц.

Глава IX. – Об угрозах:

Статья 2035. Кто будет кому-либо грозить лишением жизни его или членам его семейства, или близких родственников, или же поджогом жилища или какого-либо имущества его или членов его семейства, или близких его родственников, тот, когда нет доказательств, что он, в самом деле, имел намерение совершить сие преступление, и сделал приготовление к оному, подвергается наказанию на следующем основании…» [23, с. 6].

Далее следует описание вымогательства, хотя само наименование преступления не указывается: «Но когда к угрозам было присоединено требование выдать или положить в назначаемое для того место сумму денег, или вещь, или письменный акт, или что либо иное, или же принять на себя какие-либо невыгодные обязательства, или отказаться от какого-либо законного права, то виновный приговаривается: к лишению всех прав состояния и к ссылке в каторжную работу на заводах на время от четырех до шести лет, а буде он по закону не изъят от наказаний телесных, и к наказанию плетьми…».

«Статья 2036. Кто будет кому-либо грозить не посягательством на жизнь и не поджогом, а лишь побоями… или причинением телесных повреждений, или же иными какими-либо насильственными действиями… подвергается…».

Далее также следует описание вымогательства, а само наименование преступления не приводится: «Но буде к угрозам причинить побои, повреждение в здоровье, или ущерб или вред в имуществе, будет присоединено требование выдать или положить в назначаемое для того место сумму денег, или вещь, или письменный акт, или что-либо иное, или же принять на себя какие либо невыгодные обязательства, или отказаться от какого-либо законного права, то виновный подвергается: лишению всех прав состояния и ссылке в Сибирь на поселение, а буде он по закону не изъят от наказаний телесных, и к наказанию плетьми…».

3. «Раздел XII. – О преступлениях и проступках против собственности частных лиц.

Глава V. – О преступлениях и проступках вообще:

Статья 2198. Кто силою или угрозами заставит кого либо написать, выдать или подписать какое-либо на себя обязательство, или, напротив, истребить акт, служащий доказательством его права на собственность какого-либо рода, или же согласиться на какую-либо невыгодную для него сделку по имуществу, или на отречение от какого либо права или иска, или же иное, также невыгодное условие, тот за сие подвергается: лишению всех прав состояния и ссылке в Сибирь на поселение, а буде он по закону не изъят от наказаний телесных, и к наказанию плетьми…» [23, с. 8-9].

Как видно из приведенных статей, само наименование преступления «вымогательство» применяется только в разделе о служебных преступлениях, в двух же других случаях наименование преступления не применяется – наличие признаков данного преступления вытекает из диспозиции статьи; да и сформулированы эти признаки в виде квалифицирующих, усиливающих ответственность за угрозы, сопровождаемые требованием каких-либо материальных уступок.

В цитируемых статьях не содержится понятия вымогательства путем угрозы оглашения сведений, позорящих потерпевшего (шантажа), хотя, возможно, имеет место недостаточная расшифрованность понятия «угроза».

Уголовное Уложение от 22 марта 1903 г. также предусматривало уголовную ответственность за вымогательство: «Статья 590. Виновный в принуждении, с целью доставить себе или другому имущественную выгоду, к уступке права по имуществу или ко вступлению в иную невыгодную сделку по имуществу, посредством телесного повреждения, насилия над личностью или наказуемой угрозы, за cиe вымогательство наказывается: заключением в исправительном доме.

Если вымогательство учинено:

1) посредством весьма тяжкого или тяжкого телесного повреждения;

2) несколькими лицами, вторгшимися для сего в обитаемое здание или иное помещение;

3) лицом, запасшимся оружием или орудием для нападения или защиты;

4) шайкою;

5) лицом, отбывшим не менее трех раз наказания за воровство, разбой, вымогательство или мошенничество и притом до истечения пяти лет со дня отбытия наказания за одно из сих преступных деяний, то виновный наказывается: каторгою на срок не свыше восьми лет.

Покушение наказуемо». Из комментария Н. С. Таганцева следует, что однородность способа деятельности при вымогательстве и разбое, преследуемых при этом противозаконных целей и достигаемых результатов служит достаточным основанием к тому, чтобы такое принуждение было сближено с разбоем и нашло в законодательной системе место подле него. Уложение различает разбой и вымогательство не по способу действий, а именно по предмету посягательства, причем разбоем признается такая насильственная деятельность, которая направляется к переходу от потерпевшего к виновному конкретно-определенного движимого имущества, независимо от того, применяется ли насилие только для устранения ожидаемого или начавшегося сопротивления к взятию его самим виновным, или к облегчению такого взятия побуждением, например, указать место его хранения, выдать ключи от помещения, где оно хранится, или даже к принуждению самого потерпевшего совершить положительный акт выдачи или передачи его виновному, притом как ввиду наличного насилия (например, требование разбойника выдать ему кошелек под угрозою смерти), так и вследствие опасности, предстоящей в более или менее близком будущем (например, письменное требование положить в определенном месте названную сумму под угрозой насилия) [29, с. 9].

К вымогательству относится и принуждение, которое направляется на получение не конкретно определенной движимости, а всякого иного чужого имущественного блага, выражающегося или в недвижимом имуществе, или в доходах и выгодах от имущества, или же в одностороннем или двухстороннем имущественном обязательстве, безотносительно к тому, облекается ли насилуемая воля потерпевшего в письменный формальный акт, или нет. Это в тексте статьи выражается требованием, чтобы вымогательство состояло в принуждении «к уступке права по имуществу или к отказу от такого права, к принятию на себя обязательства по имуществу или ко вступлению в такое обязательство»; такой формулой охватывается вся сфера имущественных договорных отношений, за исключением лишь непосредственной передачи конкретно определенного движимого имущества. «Она должна охватить всякого рода договоры по имуществу, односторонние и двухсторонние, возмездные и безвозмездные, и все последовательные их моменты – возникновения, уступки или цессии, приостановления или отсрочки и прекращения».

Понятие вымогательства из конструкции Уложения имеет двойственную природу:

1) оно есть корыстное имущественное посягательство;

2) оно составляет особый вид принуждения. «Как корыстное имущественное посягательство, вымогательство состоит в причинении потерпевшему имущественного вреда, выражающегося в уступке им права по какому бы то ни было имуществу или в отказе от такого права, в принятии им на себя какого бы то ни было обязательства по имуществу или во вступлении в такое обязательство, а на стороне виновного или иного лица, в пользу которого он действовал, в получении имущественной выгоды. Такие уступки, отказ или обязательство, сокращая имущественную сферу потерпевшего, тем самым причиняют ему имущественный вред, так что деяние признается оконченным, не ожидая наступления иного вреда, например, удовлетворения по обязательству, полученному путем принуждения».

Далее Н. С. Таганцев подробно поясняет, что предметом деяния могут быть всякое имущественное право (собственности, пользования и т. п.) и всякое обязательство но имуществу, независимо от способа изъявления вынужденной воли потерпевшего, и не оказывает влияния на состав вымогательства – даже устная форма уступки права или принятия обязательства может быть достаточной для этого деяния (например, при принуждении угрозой насилием к отказу на суде от предъявленного иска).

Кроме такого имущественного вреда на стороне потерпевшего требуется имущественная выгода на стороне виновного, выражающаяся в получении того, что теряет другая сторона. Полного соответствия между потерей и прибылью может и не быть, достаточна наличность той и другой – «одна выгода на стороне виновного или иного лица, в пользу которого он действовал, без всякого имущественного вреда на стороне виновного, недостаточна для понятия вымогательства, как и один вред на стороне потерпевшего без всякой имущественной выгоды на стороне виновного».

Выражение «принуждение» употребляется Уложением не в смысле только принуждающей деятельности, а в техническом смысле определенного законом состава, означая как противозаконное воздействие на личность, так и результат этого воздействия – известное душевное состояние принужденного в качестве причины учиняемых им по воле виновного актов деятельности.

Действие вымогательства должно быть не только умышленное, но притом учиненное с прямою целью получения имущественной выгоды безвозмездно, за счет потерпевшего.

«Таким образом, можно сделать вывод, что российский законодатель периода начала XX в. Преступное вымогательство причислял к одному из видов похищения чужого имущества».

«Кроме этого в названном выше Уложении отдельная уголовная ответственность устанавливалась и за шантаж, под которым в соответствии со ст. 615 понималось побуждение другого лица с целью доставления себе или другим имущества, выгоды, права на имущество, вовлечение в невыгодную сделку под угрозой оглашения вымышленных или иных сведений: 1) о позорном факте; 2) преступлении; 3) обстоятельствах, подрывающих представление».

Статья 615 указанного Уложения выделяет, в качестве отдельного вида преступления, еще такой способ вымогательства, как шантаж:

«Виновный в побуждении, с целью доставить себе или другому имущественную выгоду, к передаче имущества или к уступке права по имуществу или ко вступлению в иную невыгодную сделку по имуществу, посредством угрозы оглашением вымышленных или истинных сведений [31, с.  12-13]:

1) об обстоятельстве, позорящем честь потерпевшего или члена его семьи, хотя бы и умершего;

2) об учинении потерпевшим или членом его семьи, хотя бы и умершим, деяния, наказуемого как тяжкое преступление или преступление;

3) об обстоятельстве, подрывающем торговый кредит потерпевшего, наказывается: заключением в тюрьме на срок не ниже трех месяцев».

Далее статьей предусмотрен ряд квалифицирующих признаков, влияющих на строгость наказания.

Как видим из изложенного, законодательство того времени пошло по пути разделения вымогательства и шантажа как различных имущественных преступлений.

На эту тему имеются также комментарии ведущих российских специалистов по уголовному праву, опубликованные в виде ученых записок.

Заметим, что в дореволюционном законодательстве и комментариях к нему вопросы, связанные с квалификацией вымогательства, отграничения его от иных преступных посягательств на имущество, были проработаны довольно подробно, что еще раз убеждает в высоком уровне теории. У юристов того времени есть чему поучиться и сегодняшним специалистам, занимающимся вопросами законотворчества и толкования действующего законодательства.

Категория: Мои статьи | Добавил: kemerovo3000 (04.11.2018)
Просмотров: 187 | Рейтинг: 0.0/0
Вход на сайт

Поиск