Суббота, 19.09.2020, 03:04
Приветствую Вас Гость | RSS


Меню сайта
Категории раздела
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Научные статьи

Главная » Статьи » Мои статьи

Правовой статус человека в обществе и государстве

Универсальный правовой статус человека исходит из единства его прав и обязанностей при наличии юридической ответственности за злоупотребление правами и (или) неисполнение обязанностей. При доминанте прав человека предполагается оптимальное, а следовательно, разумное соотношение названных прав с необходимыми обязанностями, что должно быть отражением объективных общественных отношений в реальной действительности и с возможностями в наибольшей степени закрепления этих положений в законе. Понимание разумного соотношения прав и обязанностей человека, их естественного, а затем позитивного содержания, требует отдельного анализа названных компонентов статуса человека с проецированием их на современные требования интересов общества [18, с. 214].

Как известно, абсолютизация прав человека в правовой действительности имеет свои объективные предпосылки, как в историческом, так и современном ракурсах, поскольку:

1) человек является основой общества, что относимо к каждому из живущих на Земле, независимо от социального окружения;

2) имеет место постоянный общественный, интеллектуальный и гражданский рост самосознания, самоактуализации и самоутверждения человека, чему способствуют:

– уровень образования и правосознания;

– уровень мировой информатизации общества (Интернет, СМИ);

– политическая активность граждан, реализующих свои личные и публичные права;

– объединенность людей вследствие факторов глобализации в политике, экономике, социальной жизни;

3) права человека в ХХ веке приобрели значение в качестве международной категории права, защищаемой национальными и международными системами юстиции с вынесением соответствующих санкций; в то же время:

4) права человека и человеческая жизнь в исторической ретроспективе, как правило, всегда имели второстепенное значение, в отличие от интересов общества и(или) государства, для которых человек был не более чем расходным материалом при достижении поставленных целей;

5) современный уровень технических, военных, пропагандистских, психологических и иных факторов негативных воздействия на человека несравненно мощнее, чем до начала ХХ века, и данная тенденция со стороны ряда государственных режимов и социальных групп направлена на усиление и совершенствование [28, с. 132-133].

Доминирование прав человека одновременно налагает на того же человека выполнение обязанностей, «отталкивающихся» из социального окружения, когда первой и основной обязанностью является соблюдение прав другого лица, которые могут переходить в права общества. Из этого имеется неразрывная связь прав и обязанностей, выражаемая в формуле: «Нет прав без обязанностей, нет обязанностей без прав». В то же время права и обязанности по отношению к внутренним свойствам человека и его внешним функциям не могут быть равнозначны. Истинные права человека, свойственные ему с рождения, дают возможность жизни и влекут ее нормальное проявление Во внешнем мире в условиях равенства и свободы. Обязанности, в силу их императивного характера и с угрозой ответственности, объективно ограничивают человека в свободном существовании, заставляя выполнять действия в пользу других лиц. Отсюда права, как естественно принадлежащие человеку свойства его бытия в мире, находятся на первом месте, а обязанности, как исходные факторы, существующие от внешнего окружения, на втором.

Соответственно обязанности вытекают из прав с учетом необходимости соблюдения прав человека как условия нормальной жизни людей, независимо в локальном или во всеобщем масштабах. Н.В. Витрук правильно определяет, что юридические обязанности рассматриваются в качестве коррелятов прав и свобод личности и это подчеркивает их производный характер. Из этого следует, что лишь при наличии прав человека, их сохранении как незыблемой основы жизни каждого индивида, возникают обязанности в той мере, в которой они сохраняют права других людей.

По своему существу обязанности в корне отличаются от прав человека, неся в себе фактически ограничение определенных прав, как своих, так и другого лица, что всегда составляет проблематику юридического статуса человека. Использование человеком своих прав зависит от самого человека, и государство должно лишь гарантировать их соблюдение с тем, чтобы они не ограничивали права других лиц и общественных интересов. В отличие от этого, обязанности человека социально обусловлены и указывают на должное поведение человека в обществе, то есть на необходимость конкретного выбора способа действий в исходно задаваемых условиях. Обязанности человека в той мере являются подлежащими безусловному исполнению, в которой они исходят из необходимой меры обеспечения основных прав других людей на свободу, равенство, справедливость и собственность, и вытекающих из этого иных материальных и нематериальных прав. «Обязанность есть необходимость действия из уважения к нравственному закону», – писал В. С. Соловьев.

Данная мысль верна лишь отчасти, поскольку не только нравственные, но и материальные причины существования общества и государства лежат в основе обязанностей человека [25, с. 22-23].

Права человека в своей основе порождены фактом его рождения и принадлежат человеку от природы, независимо от юридических предписаний и отношения к этому общества. Однако и обязанности, хотим мы того или нет, также естественны, но в силу не индивидуальной, а общественной природы человека. В отличие от природной (естественной) сути прав человека, его обязанности лежат в основе социальной действительности, то есть в силу существования человека в обществе, вследствие чего они (обязанности) также нераздельны с человеком как существом социальным. И.И. Кальной, анализируя отношение человека к нормам общества, а следовательно, к обязанностям, пишет: «Духовное «Я» не приемлет тоталитарного режима, тогда как социальное «Я» достаточно спокойно адаптирует его нормы, ибо социальное «Я» соткано из реально существующих отношений конкретного общества». Отсюда человек, постоянно окруженный социальной действительностью, а таким является практически каждый, понимает обязанности также естественно, как и свои права. Вопрос здесь может встать только в степени или количественном факторе обязанностей, однако их признание и выполнение как отдельной категории права практически ни у кого не вызывает сомнений.

Несмотря на тесную взаимосвязь прав человека с его обязанностями, последние не всегда непосредственно связаны с видимыми правами человека. Связь между правами и обязанностями человека носит как непосредственный, так и опосредованный характер, проявляемый через предписываемые человеку в различных законодательных актах обязательные нормы поведения, а то и прямые запреты, которые человек должен соблюдать. Например, из обязательности соблюдения лицом Правил дорожного движения напрямую следует право другого человека на безопасные условия его существования на дороге, независимо будь он пешеходом, пассажиром или водителем. Однако, например, обязанность получить разрешение на строительство дома в условиях города лишь опосредованно указывает на права человека по обеспечению его интересов на создание оптимальных условий для жизнедеятельности, включая условия труда и отдыха. В последнем случае видится весьма тонкая и напряженная грань между соблюдением непосредственно прав человека и правами человека, которые больше видны при коллективном праве, хотя по своей сути и они носят индивидуальный характер. И здесь, при исследовании прав множества лиц, бывает трудно отделить права человека от его обязанностей в случае соотношения или даже противопоставления коллективных прав и прав отдельного лица [23, с. 227-229].

В то же время при более глубоком рассмотрении любые обязанности лица исходят из прав другого человека (множества людей), что делает обязанности каждого индивида такими же естественными, как и права человека.

Отсюда статус человека есть соотношение между его правами и обязанностями, когда последние исходят из требований прав других людей и общества в конкретных жизненных ситуациях. Все это проистекает из логики естественного положения вещей. Обязанности человека также, как, собственно, и его права, должны изначально вытекать из естественных положений общественного бытия и отношений.

Тем самым, естественность прав и обязанностей в качестве нормального существующего баланса имеет абсолютную объективность, в качестве двуединого статуса человека в обществе. И, наконец, из взаимосвязи естественного и позитивного права статус человека, хоть и относим больше к юридическим понятиям, однако, сам по себе должен иметь в своей основе природную или естественную содержательную суть, а лишь затем формальное закрепление в законе.

Нельзя не заметить, что история и черты нашего времени показывают, что отношение государства к человеку требует выполнения больших обязанностей при соблюдении минимума прав без объективной необходимости оптимального соизмерения данных компонентов права.

Например, ст. 31 Конституции РФ [1] предусматривает: «Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирование». Заметим, что в данном положении нет никаких оговорок о порядке проведения перечисленных мероприятий и, следовательно, иных обязанностей, кроме как «мирно и без оружия». Однако государственные органы часто возводят в обязанность собирающимся лицам согласовывать перечисленные мероприятия с различными госучреждениями, аргументируя это правами других лиц на «порядок на улицах», «тишину», «возможности двигаться другим людям по населенному пункту» и т.д. «Жонглирование» перечисленными причинами, если в полной мере учитывать факторы «тишины» и «порядка на улицах», фактически означает нарушение права, предусмотренного ст. 31 Конституции РФ, поскольку сами по себе демонстрации и митинги не могут по своему содержанию и форме не нарушать тишины и обычного порядка.

Здесь мы имеем в виду разумное соотношение прав и обязанностей с выполнением как естественных положений общественного бытия, так и их юридического отражения в нормативных актах. В то же время, злоупотребление правом на свободные шествия может в реальности коснуться прав других лиц на отдых или безопасность, из чего исходит обязанность лиц, проводящих демонстрации в разумных пределах использовать свои права, не забывая в связи с этим об обязанностях. Демонстрации различных воинствующих или радикальных организаций, связанных с экстремистскими течениями в религии, националистическими призывами, а то и воинствующими лозунгами агрессивного характера, противоречат обязанности собираться на подобные мероприятия мирно, а следовательно, в данном случае органы государства часто вполне законно ограничивают права на перечисленные мероприятия.

Рассмотрим статус человека более внимательно в связи с его связью с обществом как естественной средой обитания человека, где баланс его прав и обязанностей в мировой истории находился в постоянном движении, хотя в направлении прогрессивного развития.

Ранее мы определили, что права человека имеются у него с рождения, они неотчуждаемы и являются естественным свойством в его жизнедеятельности. В то же время, как и в вопросе с собственностью, эти права имеют значение только в обществе, то есть при наличии социального окружения в виде, как минимум, одного человека. Вряд ли единственный человек на Земле (на необитаемом острове) будет знать о своих правах, которые никто не сможет нарушить или даже сказать о них. Один человек всегда свободен, равен самому себе, являясь по аналогии с животными частью природы на планете. Но на это английский философ Д. Локк вопрошает: если человек в естественном состоянии так свободен, если он абсолютный господин своей собственной личности и владений, равный самым великим людям и никому не подчиненный, то почему расстается он со своей свободой, почему отказывается он от этой империи и подчиняет себя власти и руководству какой-то другой силы? На свой вопрос Д. Локк отвечает, что хотя в естественном состоянии человек обладает подобным правом, но все же пользование им весьма ненадежно и ему постоянно угрожает посягательство других. Ведь, поскольку все являются властителями в такой же степени, как и он сам, поскольку каждый человек ему равен, а большая часть людей не особенно строго соблюдает равенство и справедливость, постольку пользование собственностью, которую он имеет в этом состоянии, весьма небезопасно, весьма ненадежно. Это побуждает его с готовностью отказаться от такого состояния, которое, хотя и является свободным, но полно страхов и непрерывных опасений. И не без причины человек разыскивает и готов присоединиться к обществу тех, кто уже объединился или собирается объединиться ради взаимного сохранения своих жизней, свобод и владений, то, что называется общим именем «собственность». Из этого Д. Локк делает вывод, что великой и главной целью объединения людей в государства и передачи ими себя под власть правительства является сохранение собственности. А для этого  естественном состоянии не хватает многого: во-первых, закона, в качестве общего мерила справедливости и несправедливости; во-вторых, знающего и беспристрастного судьи и, в-третьих, силы, исполняющей справедливый приговор [29, с. 152-156].

Д. Локк, указывая на главную причину существования человека в обществе как сохранение собственности, конечно, не учитывает духовные, психологические запросы человека в общении, которые вряд ли могут быть ниже по значению, чем охрана права собственности.

Хотя саму категорию собственности в рассматриваемом контексте можно определять в качестве основания более широких интересов, чем только право на объекты материального мира. Главным же в этой мысли является то, что жизнь человека в обществе – это необходимость как с объективных, так и с субъективных позиций, замены которой нет и что принимается как данность.

Общество как системное явление является обязательной средой возникновения, развития и существования человека. Это способ жизнедеятельности людей, состоящих из определенных институтов, организаций, отдельных обществ, групп и иных, нередко, небольших общностей. Несмотря на различные формы общества, оно имеет постоянство, где отношения носили и носят естественный характер, исходя из исторических реалий и жизненных необходимостей человеческого развития. И ранее такие указываемые ценности, как равенство, свобода, справедливость, собственность, были и являются обязательными условиями существования общества, вследствие общих и индивидуальных потребностей человека. Говоря о системном характере взаимоотношений личности и общества Ж.-Ж. Руссо выводил, что каждый из нас передает в общее достояние и ставит под высшее руководство общей воли свою личность и все свои силы, и в результате для нас всех вместе каждый член превращается в нераздельную часть целого [36, с. 6].

В то же время, как мы знаем, материальное и духовное развитие человечества с непременностью переходит от естественных отношений в юридические, а в результате формирования экономических и властных отношений в обществе возникает государство как руководящий «каркас» общества. С определенного исторического момента общество и государство развиваются параллельно с непременной тенденцией в максимальной степени подчинения общества государству, однако тождественными данные социальные институты никогда не становятся. Содержанием общества является политическая, экономическая, духовная и социальная жизнь и все иные промежуточные и не всегда заметные сферы человеческого бытия. Государство в силу своих объективных возможностей и функциональной роли не могло и не может вбирать в себя весь объем деятельности общества, ограничиваясь в основном политическим компонентом властвования. Хотя в определенной степени органы государства правовыми способами регламентирует области экономики, культуры и социальной жизни, но это не носит доминирующего значения. Современный уровень государственности, накопленные знания, опыт, научная систематизация политической жизни достаточно четко очерчивают границы государственных сфер регулирования, не давая возможности без объективной необходимости применять властные отношения в обществе и его отдельных областях.

В такой картине возникали и возникают сложные схемы формирования прав и обязанностей человека по отношению к обществу и государству. Если по отношению к обществу права и обязанности человека в основном исходят из нормального соотношения потребностей человека и интересов общества, то по отношению к государству, как мы уже указывали, нередко наблюдается дисбаланс в сторону ограничения прав и увеличения обязанностей.

Более того, в истории человечества вообще имеются примеры наличия только обязанностей человека при отсутствии его прав, хотя в реальной жизни подобный статус человека вряд ли представим.

В целом, подбивая определенный итог нашим рассуждениям, укажем, что содержание прав и обязанностей человека исходит, в первую очередь, из его индивидуальных интересов, соотносимых с интересами общества и разумностью интересов государства. Необходимость государства, о чем мы неоднократно подчеркивали, влечет необходимость формирования статуса человека в соответствии с общественным и государственным устройством жизни, что означает обязательное наличие не только прав, но и обязанностей. Государство в этом видении не может видеться только в отрицательном значении [8, с. 126-128].

Принудительная сила государства, по мнению И.А. Ильина, и разносторонность его деятельности при правильной организации не только не подавляют свободную духовную жизнь человека, но и создают для нее благоприятные условия.

Выработать эту правильную организацию составляет высшую задачу человечества в его политической деятельности.

Государство в интересах человеческой жизни регламентирует наиболее важные права и обязанности человека, которые в большей степени соотносятся с интересами государства.

Эти права и обязанности, разумеется, влияют на положение человека в обществе, и, более того, формируют сами общественные отношения. Однако все права и обязанности человека в общественном окружении невозможно определить в виду огромной палитры отношений в обществе, где не все регулируется юридическими нормами. Из этого всегда имеют место моральные (нравственные) права и обязанности человека в обществе и юридические права и обязанности человека в государстве. Эти две взаимосвязанные стороны статуса человека в обществе и государстве, разумеется, не являются антагонистическими, а во многом переплетаются между собой, определяя положение субъекта в общественных и правовых отношениях. Отсюда правовой статус человека как совокупность наиболее важных прав и обязанностей человека в обществе и государстве закрепляется в законодательных нормах и носит обязательный характер. Такая обязательность вытекает из системности построенных юридических отношений, связанности прав и обязанностей одного лица с правами и обязанностями другого и, наконец, возможной юридической ответственности за неисполнение статусных норм субъекта права.

Категория: Мои статьи | Добавил: kemerovo3000 (04.11.2018)
Просмотров: 231 | Рейтинг: 0.0/0
Вход на сайт

Поиск