Суббота, 19.09.2020, 01:38
Приветствую Вас Гость | RSS


Меню сайта
Категории раздела
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Научные статьи

Главная » Статьи » Мои статьи

Уголовно – правовая характеристика налоговых преступлений

Уголовное законодательство носит прежде всего охранительный характер. Его роль заключается в защите наиболее важных для общества отношений, его устоев. Считается, что посягательство на эти устои грозит самому существованию социума, поэтому уголовное право можно считать проявлением коллективного инстинкта самосохранения. Неудивительно, что в «арсенале» уголовного права имеются самые жесткие меры воздействия на нарушителя, какими не располагает никакая другая отрасль нрава (арест, лишение свободы, иногда даже смертная казнь). Само название "уголовное» восходит к тем временам, когда практически за каждое нарушение установленных норм приходилось буквально расплачиваться головой.

Ответственность за совершение налоговых преступлений устанавливалась во всех государствах. Отношения по уплате налогов везде считались одинаково важными и охраняемыми. Но вплоть до XVII—XVIII веков в памятниках уголовного права отсутствуют статьи об ответственности за налоговые преступления. Это объясняется тем, что природа таких преступлений существенно менялась во времени. Изменения были связаны с эволюцией природы самих налогов [11, с. 62].

На заре цивилизации и вплоть до установления капиталистических производственных отношений налоги были признаком социального неравенства.

В Ветхом завете, например, есть упоминание об обязательном сборе в размере одной десятой всей сельскохозяйственной продукции, который "принадлежит Господу» (а фактически взимался в пользу служителей культа). Сами жрецы, как легко догадаться, десятины не платили. В деспотических государствах Древнего Востока налоги имели форму арендной платы за землю, находившуюся в собственности владыки. Земледельцы, обрабатывавшие свои участки, были его слугами.

В Афинах эпохи античности вообще считалось, что свободный гражданин тем и отличается от прочих людей (рабов, варваров, иностранцев и других, т.е. всех, кто не является эллином и полноправным жителем полиса), что не должен платить налоги1. Конечно, даже свободным гражданам предписывалось время от времени вносить часть своих доходов на общественные нужды, но эти взносы не носили регулярного характера и были связаны с экстраординарными событиями (постройка военного флота, закупка продовольствия при неурожае и т.д.).

Граждане Римской общины также налогов не платили, за исключением чрезвычайных сборов военного времени2. Жители покоренных провинций платили налоги, что было признаком их подчиненного положения. При этом величина налогов была различной и зависила от того, насколько упорно та или иная страна или город сопротивлялись установлению римского владычества.

В Киевской Руси князь, его дружина и челядь содержались за счет дани, взимаемой с подвластных племен [17, с. 115-116].

В средние века и вплоть до Нового времени в большинстве европейских стран налоговым иммунитетом пользовались дворянство и духовенство. Именно этот иммунитет стал объектом нападок со стороны «третьего сословия» на собрании Генеральных штатов во Франции накануне революции 1789 г.

Одним словом, по меткому выражению одного исследователя, «взимание налогов означало осуществление права на господство, а уплата налогов являлась выражением подчинения этому господству»3. Поэтому нарушение обязанностей по уплате налогов со стороны представителей непривилегированных сословий воспринималось как их протест против своего социального статуса, как неподчинение слуги господину. Иными словами, с точки зрения законодателя того времени, это был бунт, мятеж, т.е. государственное преступление. Именно статьи об ответственности за государственные преступления (измена, неповиновение власти) использовались для осуждения недобросовестных налогоплательщиков.

Под налоговыми преступлениями в понимаются уклонение от уплаты налогов с физических лиц (статья 198 УК РФ), с организаций (статья 199 УК РФ), неисполнение обязанностей налогового агента (статья 199.1 УК РФ) и сокрытие имущества от взыскания в счет погашения недоимки (статья 199.2 УК РФ) [3].

Согласно наиболее распространенной в настоящее время точке зрения, к собственно налоговым преступлениям относятся лишь те деяния, которые непосредственно посягают на отношения, возникающие в связи с уплатой налогов и сборов в бюджет и государственные внебюджетные фонды.

Такие преступления выражаются в неисполнении налогообязанными лицами своих обязанностей по исчислению, уплате или перечислению налогов и сборов в бюджетную систему РФ [19, с. 9].

Кроме того, как справедливо указывает С.П. Баграев, преступный характер деяния в налоговой сфере должен быть признан уголовным законодательством территории, к юрисдикции которого оно отнесено [12, с. 60].

Таким образом, признаками налогового преступления являются:

- вина субъекта преступления, то есть лица, совершившего деяние;

- общественная опасность деяния;

- нарушение норм законодательства о налогах и сборах;

- наличие запрета уголовного законодательства, предусматривающего ответственность за совершение деяния.

Следуя данной правовой доктрине, к непосредственно налоговым преступлениям принято  относить противоправные деяния, предусмотренные следующими статьями Уголовного кодекса Российской Федерации [1]:

- ст. 198 («Уклонение от уплаты налогов и  (или) сборов с физического лица»);

- ст. 199 («Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации»);

- ст. 199.1 («Неисполнение обязанностей налогового агента»);

- ст. 199.2 («Сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов»).

И.В. Александров определил непосредственный объект налоговых преступлений, как общественные отношения, регулирующие порядок ис­числения и уплаты налогов. Однако и эта дефиниция имеет один суще­ственный недостаток - сами по себе общественные отношения не могут ничего регулировать. Они не существуют вне и помимо субъектов, непо­средственно в них вступающих. Кроме того, вряд ли правомерно утвер­ждать, что ст. ст. 198 и 199 УК охраняют порядок уплаты налогов: уго­ловная ответственность установлена не за нарушение сроков уплаты нало­гов, а за уклонение от их уплаты [10, с. 19-20].

И.И. Кучеров в качестве непосредственного объекта налоговых пре­ступлений выделил общественные отношения, возникающие между кон­кретным налогоплательщиком и государством по поводу исчисления на­логов и страховых взносов в государственные внебюджетные фонды, их уплаты, а также осуществления налогового контроля. Обратим внимание на существенный недостаток, имеющийся и у этого автора. Под охрану «налоговых норм» уголовного права поставлены все общественные отно­шения, возникающие по поводу исчисления и уплаты налогов между го­сударством и всеми налогоплательщиками. Обеспечивать охрану лишь отношений возникающих между конкретными налогоплательщиками и государством, закрывая глаза на нарушение налогового законодательства другими, значить нарушать основной принцип уголовного закона, закреп­ленный в ст. 4 УК РФ - принцип равенства граждан перед законом. По­этому применение в определении словосочетания «конкретный налого­плательщик» следует признать некорректным [22, с. 19].

Объективную сторону состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 198 УК РФ, образует уклонение физического лица от уплаты налога путем непредставления декларации о доходах в случаях, когда подача декларации является обязательной, либо путем включения в декларацию заведомо искаженных данных о доходах или расходах, либо иным спосо­бом, а равно от уплаты страхового взноса в государственные внебюджет­ные фонды, совершенное в крупном размере.

Объективную сторону состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199 УК РФ, образует уклонение от уплаты налогов с организации пу­тем включения в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных о доходах или расходах либо иным способом, а равно от уплаты страхо­вых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации, со­вершенное в крупном размере.

Исследуемые уголовно-правовые нормы, как мы уже отметили, яв­ляются бланкетными. Поэтому, для уяснения терминов, использованных законодателем при конструировании их составов, необходимо обращаться к не уголовному законодательству, регулирующему общественные отно­шения в сфере уголовно-правовой охраны этих норм. Прежде всего - это налоговое законодательство и законодательство в области бухгалтерского учета. С бланкетностью «налоговых норм» УК РФ в основном и связаны проблемы их практического применения. На рассмотрении этих проблем мы остановимся ниже, а пока постараемся уяснить для себя смысл такого, использованного законодателем при формулировании диспозиций ст. ст. 198, 199 УК РФ понятия, как «уклонение от уплаты налогов» [30, с. 104].

Отметим, что не вызывавшая никаких сомнений и разногласий на практике и обделенная вниманием ученых в первые годы после появления указанных статей проблема раскрытия и уяснения смысла понятия «укло­нение от уплаты налогов» в последнее время достаточно широко обсуж­дается в юридической литературе.

По мнению большинства специалистов в области уголовного права, субъективная сторона преступлений характеризуется психическим отно­шением лица к совершаемому им преступному деянию и состоит из трех признаков: вины, мотива и цели.

К выводу о том, что налоговые преступления относятся к категории умышленных, позволяет прийти грамматическое толкование термина «ук­лонение», использованного законодателем при формулировании диспози­ций ст. ст. 198 и 199 УК РФ. Очевидно, что под уклонением следует по­нимать только осознанное, целенаправленное деяние лица. Не случайно мы не встретили указания на неосторожную вину в уклонении ни у одного из авторов.

Примечания к статьям 198, 199 УК РФ, вступившие в силу в начале 2010 года, устанавливают, что лицо, впервые совершившее преступное уклонение от уплаты налогов и сборов в соответствии со статьями 198, 199, 199.1 УК РФ (ст.199.2 УК РФ не входит в этот список!), освобождается от уголовной ответственности, если оно полностью уплатило суммы недоимки, пеней и штрафа в размере, определяемом в соответствии с НК РФ.

В конце 2010 года УПК РФ также дополнен статьей 28.1, предусмотревшей право суда, следователя с согласия руководителя следственного органа или дознавателя с согласия прокурора прекратить уголовное преследование лица по преступлениям, предусмотренным статьями 198-199.1 УК в случае возмещения им причиненного вреда, то есть [28, с. 54-56]:

1) недоимки в размере, установленном налоговым органом в решении о привлечении к ответственности, вступившем в силу;

2) соответствующих пеней;

3) штрафов в размере, определяемом в соответствии с НК РФ.

Статьи 198 и 199 УК РФ предусматривают ответственность за уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица и организаций соответственно.

Индивидуальные предприниматели несут ответственность по ст.198 УК РФ как физические лица.

Для налогоплательщиков–индивидуальных предпринимателей уголовная ответственность по п.1 ст.198 УК РФ наступает либо в случае уклонения от уплаты налогов на сумму свыше 600 тыс. рублей (если при этом доля неуплаченных налогов за 3 финансовых года превышает 10% подлежащих уплате сумм налогов), либо в случае уклонения от уплаты налогов на сумму свыше 1 млн. 800 тыс. рублей (независимо от доли неуплаченных налогов). Аналогичным образом для налогоплательщиков–юридических лиц уголовная ответственность по п.1 ст.199 НК РФ наступает в случае неуплаты 2 млн. или 6 млн. рублей соответственно.

За неисполнение обязанностей налогового агента возможна ответственность по ст.199.1 НК РФ. Это случаи, например, неудержания и/или неперечисления в бюджет НДФЛ при выплате заработной платы сотрудникам, а также НДС при выплате доходов иностранной организации, не имеющей в России постоянного представительства.

Субъект преступления четко в статье 199.1 УК РФ не определен - это лицо, которое наделено какими-то управленческими функциями на предприятии. Так что субъектом может стать кто угодно. Обычно это бухгалтера, в соответствии с должностной инструкцией именно на них чаще всего возлагается обязанность исчислить налог, удержать и перечислить в бюджет.

Ключевой момент - наличие корыстного мотива (личная заинтересованность). Доказательством корыстного мотива, как свидетельствует судебная практика, являются, например, такие факты, когда в условиях неперечисления налога в бюджет:

  • бухгалтер и/или директор получают премию;
  • произведена оплата контрагенту - аффилированному лицу;
  • выплачена заработная плата сотрудникам. Личная заинтересованность директора, по мнению судов, состоит в этом случае в том, что он хочет укрепить авторитет в глазах подчиненных.

Единственный способ избежать привлечения к ответственности по ст. 199.1 УК РФ – доказать полное отсутствие денег на предприятии.

Статья 199.2 УК РФ предусматривает ответственность за «Сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов». В этой статье «крупный размер» отличается от вышеперечисленных статей, определяется в соответствии с примечанием к статье 169 УК РФ и составляет 1,5 миллиона рублей.

 

Категория: Мои статьи | Добавил: kemerovo3000 (02.11.2018)
Просмотров: 155 | Рейтинг: 0.0/0
Вход на сайт

Поиск