Воскресенье, 18.11.2018, 23:40
Приветствую Вас Гость | RSS


Меню сайта
Категории раздела
Наш опрос
По каким направлениям вам нужны задачи?
Всего ответов: 461
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Научные статьи

Главная » Статьи » Мои статьи

«Внутреннее убеждение» и «судейское усмотрение» при постановлении приговора

При постановлении обвинительного приговора  огромное значение имеет как «внутреннее убеждение», относящееся к правосознанию, так и «судейское усмотрение», связанное с правом выбора судьи, что обуславливает ряд проблемных вопросов: 1) сущность данных категорий в отношении процесса постановления приговора, 2) регламентация применения «внутреннего убеждения» и «судейского усмотрении» при постановлении приговора.

«Внутреннее убеждение» как частное проявление правосознания судьи – это вид профессионального правосознания, формируемого  в  связи  и  в  процессе  осуществления  правосудия.  Категория правосознания  судьи  имеет  методологическое  значение  для  учения  о приговоре.  Также  как  правильная  методология  науки  позволяет познать  сущность  изучаемого  явления,  так  исследование  особенностей формирования  и  функционирования  правосознания  судьи  позволяет  понять реализацию судейского усмотрения при постановлении приговора.

Правосознание судьи является основой принятия справедливого обвинительного приговора,  если  нет  полной  формализации  в  законе  правил о постановлении приговора.

С другой стороны, судейское усмотрение – это предоставленное законом право судьи выбирать один из вариантов решения по своему убеждению. Убеждение судьи направлено  на  процесс  формирования  как  процессуального  решения  по уголовному делу, так и выводов о содержании уголовно-правовой нормы и её применении.  Внутреннее  убеждение  формируется  в  правосознании,  когда оцениваются обстоятельства дела, личность виновного.

Правосознание  при  постановлении приговора  позволяет определить  схему  применения  уголовно-правых  норм,  и  полагаем, что   правосознание в правоприменительной деятельности имеет решающее значение.

Благодаря функциям правосознания правоприменение характеризуется как сознательно-волевой процесс поиска, интерпретации нормы права, соотнесения ее  с  личными  нравственными  и  правовыми  установками  и  вынесения конкретного  решения  в  соответствии  с  нормой.  Правосознание выступает,  с одной стороны, движущей силой процесса правоприменения, а с другой – его контрольным элементом.

Постановление приговора,  основанное  на  правосознании, -  это  социально воспринимаемое, эффективное, оптимальное решение.

В  уголовном  процессе  вопросы  правосознания  судьи,  судейского усмотрения  и  судейского  убеждения  исследовались  как  имеющие  значение исключительно для данной отрасли науки. Этим проблемам посвящены работы Е.Д. Горевого, Ю.М. Грошевого, В.А. Суслова и других ученых[1].

Однако  такой  подход  с  однозначным  определением  отраслевой принадлежности категорий правосознания и усмотрения судьи нельзя признать обоснованным.  Правосознание  судьи  и  обусловленное  им  судейское усмотрение  имеют  межотраслевое  значение.  Правосознание  является методологической  основой  для  научных  изысканий  разной  отраслевой принадлежности, в том числе и для учения о приговоре.

Изучение  современных  теорий  правосознания  выявляет  преемственность между  настоящим  постсоветским  и  прошедшим  советским  периодами. Большинство  авторов,  как  это  и  было  в  советской  науке, сегодня определяют правосознание  как  совокупность  взглядов,  представлений,  идей,  чувств, настроений,  оценок,  отражающих  отношение  людей  к  правовым  явлениям общественной жизни, к действующему и желаемому праву.

Правосознание – это  одна  из  областей сознания,  которая  выражается  как  в  рассудочной,  так  и  эмоциональной деятельности  человека  и  направлена  на  создание  субъективной  идеальной правовой модели, восприятие правовой системы государства, ее оценку с точки  зрения соответствия идеалу.

Правосознание  не только видоизменяется под воздействием реальности и существующей системы правовых норм, оно само является источником права в его как естественном, так  и  позитивистском  понимании.  Формируемая  правосознанием  идеальная правовая  модель (идеи,  представления,  ощущения,  образы  должного, желаемого  права)  находит  выражение  в  правовых  нормах,  реализуемых  в обществе. 

Вместе  с  тем  правосознание  включено  в  правоприменительную деятельность, поскольку решения по делу принимаются в условиях усмотрения правоприменителя, основанного на правосознании.[2]

Признавая  методологическое  значение  категории  правосознания  судьи  для постановления приговора,  авторы нередко  указывают на то,  что  исследование особенностей  формирования  и  функционирования  правосознания  судьи позволяет понять  реализацию судейского  усмотрения  в процессе судопроизводства.

Подчеркнем,  что  правосознание  является  самостоятельным регулятором  деятельности  судьи,  оказывает  влияние  на  принимаемые  им решения как непосредственно, так и опосредованно через правовые нормы.

Внутреннее убеждение имеет два самостоятельных, но логически взаимосвязанных и взаимообусловленных элемента:

- внутреннее психическое состояние - отношение к истинности внешних обстоятельств дела, подлежащих установлению в суде;

- убеждение - как окончательно сформированное и непоколебимое единство этого состояния относительно предмета доказывания, выражающееся в виде конкретных, осязаемых выводов.

Внутреннее убеждение нематериально. Оно не имеет ни химической, ни физической структуры. В нем не протекает никаких химических или физических процессов. Отсюда следует, что само по себе внутреннее убеждение неподвластно внешним физическим, химическим или иным воздействиям. С этих позиций нельзя согласиться с теми, кто утверждает, что внутреннее убеждение представляет собой субъективную категорию, так как оно зависит от субъективных качеств судьи, рассматривающего дело.

Внутреннее убеждение - это объективная категория, элемент объективного, естественного состояния любого человека. Дело лишь в том, что процесс формирования, качество его составляющих (мысли, взгляды, суждения и так далее) субъективны, но не потому, что каждый судья обязательно имеет или должен иметь свои, исключительно личные взгляды применительно к предмету доказывания, а потому, что они исходят от человека как субъекта процессуальных отношений. Судья не волен в своей деятельности. Он подчиняется процессуальному закону, установленной им процессуальной форме.[3]

С другой стороны, нельзя сказать, что внутреннее убеждение судьи как объективная категория заранее детерминовано, предрешено. Как отмечалось, внутреннее убеждение состоит из двух элементов - внутреннего состояния и убеждения. Внутреннее состояние - это форма существования убеждения, а само убеждение составляет его содержание. Полагаем, что форма всегда объективна и незыблема. Убеждение же динамично, имеет свою внутреннюю "начинку", зависящую от конкретных материалов дела. Субъективным здесь является не "убеждение", а его внутренние показатели, характеризующие его же качество. Таковыми выступают: относимость и допустимость, достаточность и значимость, достоверность доказательств и конкретный внутренний вывод о наличии или отсутствии искомого факта.

Внутреннее убеждение формируется естественным мыслительно-логическим путем, судьи при этом независимы, но руководствуются законом. Отсюда можно утверждать, что закон для судьи - это не догма, а путеводитель, ориентир на пути следования к истине. Внутреннее убеждение первично, закон сопровождает его формирование. Закон не устанавливает никаких рамок, в пределах которых должно формироваться внутреннее убеждение судей по обстоятельствам дела, в противном случае их мыслительно-логическая деятельность превратилась бы в правовую (процессуальную) категорию и могла бы быть объектом таких процессуальных действий, как обжалование и опротестование.

В уголовном процессе внутреннее убеждение рассматривается не как объективная, а как субъективная, легко изменяющаяся категория. Поэтому она предписывает судьям при исследовании, проверке и оценке доказательств и вынесении приговора руководствоваться, прежде всего, законом и затем уже внутренним убеждением. Внутреннее убеждение здесь выступает в качестве процессуальной категории, так как, обжалуя или опротестуя приговор, одновременно обжалуется или опротестовывается и внутреннее убеждение.

Выходит, что в уголовном процессе мыслительная деятельность судей должна подчиняться не естественным логическим законам, а социальным законам, что мыслительный процесс ими регламентирован и заранее предопределен, что нельзя признать правильным. Мыслительный процесс самостоятелен, свободен и не может регулироваться законом, не подвержен никаким "правилам движения" извне.[4]

Что же понимается под внутренним убеждением? Это есть ничто иное, как убеждение лица, оценивающего доказательства относительно обстоятельств расследуемого или разрешаемого конкретного уголовного дела, о доказанности или недоказанности его фактической стороны, о виновности или невиновности обвиняемого (подсудимого) и степени его ответственности. Внутреннее убеждение, по Строговичу М.С, «есть субъективное выражение объективной истины». Несмотря на краткость, сказано очень объемно и метко.

В тех случаях, когда, к примеру, судья, не будучи связанным с мнением других участников уголовного процесса и не подчиняясь постороннему влиянию, сам лично оценивает доказательства, он, как правило, делает меньше всего ошибок. В таких условиях судья наилучшим образом способен видеть, к примеру, те или иные факты именно такими, каковы они есть в реальной действительности.[5]

В литературе было высказано совершенно правильное мнение о том, что внутреннее убеждение следует рассматривать как начало, принцип, метод оценки средств уголовно-процессуального доказывания и как результат такой оценки. В случаях, когда внутреннее убеждение рассматривается как движение мысли, как путь формирования выводов, оно является методом оценки доказательств. Эта оценка не должна противоречить объективным свойствам самих доказательств, каковыми являются их относимость, допустимость и достаточность (ч. 1 ст. 88 УПК РФ). Внутреннее убеждение субъекта уголовно-процессуального доказывания служит методом оценки как раз по реально присущим им доказательствам, свойствам, методом подхода к определению их характера и значения по разрешаемому делу.

Вместе с тем внутреннее убеждение - это и результат оценки, выраженный в системе суждений о значимости доказательств. Внутреннее убеждение судьи как результат оценки доказательств выражает его психическое отношение к достоверности (недостоверности) исследуемых обстоятельств и фактов, к их конкретным свойствам и значению по делу. Внутреннее убеждение формируется в ходе и в результате исследования доказательств. Но это убеждение не сводится к чувству уверенности в правильности оценки доказательств и сделанных на основании этого выводов об исследуемых по делу обстоятельствах. Уверенность не есть еще убеждение. Уверенность только тогда становится убеждением, когда она из своеобразного психического состояния превратится в конкретные целенаправленные действия. Следовательно, внутреннее убеждение не может не охватывать и волевую сферу: уверенность судей в правильности произведенной ими оценки доказательств должна реализовываться "вовне", а именно судебном приговоре, ином правоприменительном акте.

 

 

[1] Антипова Н. Т. Государственное обвинение в суде: проблемы законодательного регулирования и практики: Дис. … канд. юрид. наук. – М., 2011. с. 142

 

[2] Бактимирова Т. В. Презумпция виновности в гражданском праве: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. - М., 2010. с. 86-87

 

[3] Грачева Ю.В. Судейское усмотрение в уголовном праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.08. - М., 2002. с. 4-5

 

[4] Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой и И. М. Тяжковой. М., 2012. С. 230

[5] Гуськова, А.П. О спорных вопросах российского правосудия // Российский судья. - 2013. - №3. – С. 8.

 

Категория: Мои статьи | Добавил: kemerovo3000 (06.11.2018)
Просмотров: 11 | Рейтинг: 0.0/0
Вход на сайт

Поиск