Воскресенье, 16.06.2019, 12:16
Приветствую Вас Гость | RSS


Меню сайта
Категории раздела
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Научные статьи

Главная » Статьи » Мои статьи

Возникновение и основные этапы развития английского права

Англосаксонская правовая семья является одной из наиболее распространенных в мире. Ею охватывается территория таких государств, как Англия, США, Канада, Австралия, Северная Ирландия, Новая Зеландия и многие другие. Почти третья часть населения Земного шара в настоящее время живет по принципам, изначально заложенным в данную правовую семью и, в особенности, в ее ядро -- английское право. Англосаксонскую правовую семью зачастую называют еще семьей общего права (common law). Семья «общего права», как и римского права, развивалась на основе принципа: «Право там, где есть его защита». Несмотря на все попытки кодификации, дополнения и усовершенствования положениями «права справедливости», оно в основе своей является прецедентным правом, созданным судами. Это не исключает возрастания роли статутного (законодательного) права. В противовес местным обычаям это право -- общее для всей Англии. Оно было создано королевскими судами, называвшимися обычно Вестминстерскими -- по месту, где они заседали. В ходе деятельности королевских судов постепенно сложилась сумма решений, которыми и руководствовались в последующем эти суды. Сложилось правило прецедента, означающее, что однажды сформулированное судебное решение становилось обязательным и для всех других судей. К концу XIV в. возрастают роль и значение статутного права, в связи, с чем правотворческая роль судей стала некоторым образом сдерживаться. В XIV--XV вв. в связи с развитием буржуазных отношений возникла необходимость выйти за жесткие рамки прецедентов. Роль суда взял на себя королевский канцлер, который стал решать в порядке определенной процедуры споры по обращениям к королю. В результате наряду с общим правом сложилось «право справедливости» [6, с. 57-58].

Варвары вплоть до VI века не знали писаного права. Общественная жизнь варваров регулировалась неписаным обычаем, поддерживавшимся в моральном сознании племени. Хранителями обычая выступали старейшины и годи. Обычное право не знало судебной бюрократии, полиции, пенитенциарных учреждений, адвокатуры и прокуратуры. Сторону обвинения представлял сам истец, а сторону защиты – ответчик; истец должен был сам обеспечить присутствие ответчика в суде. Суд был состязательным, гласным, публичным. Принуждение осуществляла сама родовая община. Скажем, объявленный вне закона должен был быть убит тем соплеменником, кто первым встретит осужденного; каждый мог завладеть любой частью имущества осужденного. Высшей мерой наказания считалось изгнание из племени.

Существовала кровная месть: долгом чести считалось мстить за убитого сородича, и наоборот, полным бесчестием считался отказ от мести; между родами и племенами, враждующими по мотивам кровной мести, велся негласный учет жертв, и надлежало поддерживать паритет среди убитых того или иного статуса с каждой стороны. Известны случаи, когда жены отказывали мужьям в супружеских обязанностях из-за лежащего на них бесчестья, так как их род имел на своем счету на одного убитого меньше, чем враждующий род. Практиковались ордалии – божеский суд, и талион – принцип равного возмездия за ущерб. В случаях невозможности выявить победившую в судебном состязании сторону могли прибегнуть к поединку между истцом и ответчиком; правым считался тот, кто побеждал. Если обвиняемый не мог доказать своей невиновности, то его после клятв подвергали испытанию – опусканию руки в кипяток: если рука сохраняла свои функции, то считалось, что испытуемый дал верную клятву, и обвинение с него снималось, в противном же случае он объявлялся виновным.

Обычное право различало честное и подлое убийства. Убийство открытое, публичное, лицом к лицу, не считалось преступлением. Убийство безоружного, в спину, из-за угла, спящего, находящегося в опьянении рассматривалось как тяжкое преступление. Обычному праву известна градация правовой защиты, однако основанием для таковой были не социальное положение, не знатность или богатство, но эгалитарная родоплеменная мораль: больший уровень правовой защиты имел слабый – ребенок, беременная женщина, безоружная женщина. Кровная месть и самосуд, самые негативные проявления обычного права варваров, исчезли только с образованием королевств и кодификацией.

Первые варварские законы были записаны по инициативе королей тех германских народов-конфедератов, которые осели на территории Римской империи; при этом действовали различные факторы: мощное воздействие письменной античной культуры, желание иметь письменное право и поставить германские нормы на один уровень с римскими, потребность закрепить этническое единство малочисленных по сравнению с местным населением германских племен, определить взаимоотношения между ними и римлянами, организовать управление в новых условиях, усилить позиции королевской власти, утвердить христианство. Это определило сложное содержание варварских законов, состоящих из норм германского обычного права, римского, римского вульгарного. Большую часть текстов варварских законов занимают перечни штрафов за различные правонарушения, но также присутствуют процессуальные, гражданско-правовые и государственно-правовые положения.

Общее право (Common Law) – это система, несущая на себе глубокий отпечаток его истории, а история эта до XVIII в. была исключительно историей английского права. Она шла тремя путями: путем формирования общего права, дополнения его правом справедливости (Equity Law) и толкования статутов (Statute Law) [4, с. 237].

В XIV–XV вв. в связи с большими социальными изменениями в средневековом обществе Англии (развитие товарно-денежных отношений, рост городов, упадок натурального хозяйства) возникла необходимость выйти за жесткие рамки закрытой системы уже сложившихся прецедентов. Эту роль взял на себя королевский канцлер, решая в порядке определенной процедуры споры, по которым их участники обращались к королю. Так рядом с общим правом сложилось «право справедливости». Оно, как и общее право, является прецедентным правом, но прецеденты здесь созданы иным путем и охватывают иные отношения, чем общее право [3, с. 118].

До 1873 г. в Англии на этой почве существовал дуализм судопроизводства: помимо судов, применяющих нормы общего права, существовал суд лорд-канцлера. Затем эти системы слились.

В то время как юристы континентальной Европы рассматривают право как совокупность предустановленных правил, для англичанина право – это в основном то, к чему придет судебное рассмотрение. На континенте юристы интересуются прежде всего тем, как регламентирована данная ситуация, в Англии внимание сосредоточивается на том, в каком порядке она должна быть рассмотрена, чтобы прийти к правильному судебному решению.

В средние века наибольшую конкуренцию общему праву составляло право справедливости, развивавшееся в судах канцлера. Петиции о получении предписания продолжали поступать королю, но они стали передаваться в канцлерское отделение. Поскольку канцлер являлся «выразителем совести» короля, он видел свою задачу в осуществлении правосудия именно «по совести». При рассмотрении дел канцлер исходил из положений общего права, но не считал себя связанным ими. По мнению канцлера Ноттингема, общее право было послушным слугой, но плохим хозяином. Канцлеры легко отходили от решений судов общего права, если, по их мнению, они противоречили праву и разуму. Свои решения они выводили не только на основе логических построений, но и руководствуясь политическими задачами, поскольку являлись членами кабинета и занимались политической деятельностью.

Право справедливости возникло на основе толкования (глоссе) общего права, и некоторые английские ученые отрицают самостоятельный характер права справедливости, отмечают его фрагментальный характер. Тем не менее, право справедливости разработало институты, ранее неизвестные английскому праву. К примеру, право доверительной собственности, которое стало применяться в самых разнообразных ситуациях. Введение данного института явилось правовым обоснованием права замужней женщины раздельно пользоваться имуществом с супругом (по общему праву личная собственность жены переходила к мужу). Право справедливости пересмотрело вопрос о закладных, в том числе обеспечило право выкупа по закладным (дело Harris v. Harris, 1681 г.), хотя по общему праву права залогодержателя не были ограничены. Получило защиту движимое имущество, обеспечивалась передача имущества при договоре купли-продажи. Лицо могло также потребовать от суда канцлера выдать запретительный приказ (injunction) с требованием прекратить незаконные действия [7, с. 248-249].

В XX в. в Англии законодательство окончательно превратилось в основной и наиболее продуктивный источник права. Оно становилось все более сложным не только в силу своей исторической специфики, но и благодаря принятию большого числа новых публичных актов по вопросам, которые ранее не были предметом законодательного регулирования (трансплантация человеческих органов, использование компьютерных данных и т. д.).

Усложнению статутного права способствует появление и такого сравнительно «молодого» источника права, как акты делегированного законодательства. К их числу относятся акты исполнительной власти, издаваемые на основе и в рамках специальных законов парламента о делегации своих полномочий. Такие акты принимают различные формы, чаще всего «приказа» (order). Высшим по силе из таких приказов остается «приказ в Совете», который издается правительством на основе полученных им делегированных полномочий от имени короны и Тайного совета. Но наиболее распространенной формой делегированного законодательства являются приказы министров.

Акты делегированного законодательства в ряде сфер общественной жизни (образование, здравоохранение и т. д.) по своему числу и значению превосходят статутное право. В условиях множественности источников права и быстрого увеличения числа законодательных актов вопрос об их систематизации приобрел в XX в. особую остроту. Основной формой ревизии и упорядочения многочисленных законов оставалась консолидация. Удобство этой формы определяется тем, что консолидирующие акты проходят через парламент посредством упрощенной законодательной процедуры. Консолидация принимала различные виды. Это и простое объединение ранее изданных по одному вопросу законодательных положений, и такая систематизация законодательства, которая не исключала внесения в него отдельных изменений и усовершенствований.

Специальный парламентский Акт о процедуре консолидации законодательства 1949 г. обобщил сложившуюся парламентскую практику, подчеркнув принцип неизменности консолидируемых законодательных положений. Он признал допустимым консолидирующие акты с внесением «изменений и незначительных усовершенствований» в действующее право. Формально эти изменения призваны устранять двусмысленность и сомнительные или устаревшие положения, но практически бурный процесс консолидации английского законодательства во второй половине XX в. привел к существенным изменениям в правовой системе в целом [6, с. 315].

В Законе 1949 г. специально указывалось, что изменения, установленные консолидирующими актами после их утверждения парламентом, имеют силу закона. В последние десятилетия в Англии при составлении целого ряда консолидированных актов было осуществлено значительное обновление содержания законодательства (Акт об уголовном праве 1967 г., Акты о краже 1968 и 1978 гг., Акт о подлогах и фальшивомонетничестве 1981 г. и т. д.).

Масштабы консолидации в Англии были расширены принятием парламентом специального Акта 1965 г. об образовании правовой комиссии (отдельная комиссия была создана и для Шотландии), целью которой было проведение реформы права вплоть до его полной кодификации. Были подготовлены кодифицированные акты, в частности, по договорному и семейному праву, по правовому регулированию аренды недвижимости и др.

Но процесс создания кодифицированного права даже в современной Англии весьма далек от завершения. Он идет эволюционно и своеобразно с учетом английских правовых традиций и юридической техники. В частности, комиссия по реформе права не следует принципу кодификации, установившемуся в континентальной системе: «один закон регулирует единый круг отношений». Перед комиссией, стремящейся в принципе к кодификации, возникают трудно разрешаемые до настоящего времени проблемы, связанные с сохранением прецедентного права. В процессе консолидации (кодификации права) все чаще учитываются не только сами статуты и последующие поправки к ним, но и делегированное законодательство, а также и отдельные прецеденты.

 

 

 

 

Категория: Мои статьи | Добавил: kemerovo3000 (04.11.2018)
Просмотров: 58 | Рейтинг: 0.0/0
Вход на сайт

Поиск