Суббота, 19.09.2020, 03:11
Приветствую Вас Гость | RSS


Меню сайта
Категории раздела
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Научные статьи

Главная » Статьи » Мои статьи

Возникновение и основные этапы развития романо-германской семьи правовых систем. Рецепция римского права. Кодификационные работы во Франции и Германии

Становление романо-германской правовой системы связано с эпохой Возрождения, когда в континентальной Европе стало формироваться новое юридическое мировоззрение. Новое общество начало осознавать необходимость права, понимать, что только право может обеспечить порядок и безопасность, которые необходимы для социального прогресса. Новое юридическое мировоззрение требовало, чтобы общественные отношения были основаны на праве и чтобы был положен конец анархии и произволу, царившим на протяжении веков. При этом само право должно быть основано на принципах справедливости и разума. Эти правовые идеи становятся господствующими в Западной Европе, и по сегодняшний день они составляют систему ценностей современного Западного общества.

Система романо-германского права основывалась на общности правовой культуры стран европейского континента. Основным источником возрождения права стали возникшие в Западной Европе очаги культуры.

Главная роль при этом принадлежала университетам. Право, которое преподавалось в университетах, стало общим для всей Европы. Эта система права сложилась в результате усилий ученых европейских университетов, которые выработали и развили, начиная с XII в., общую для всех юридическую науку, приспособленную к условиям современного мира.

Новая школа, именуемая доктриной естественного права, победила в университетах в XVII–XVIII вв., поставив в центр любого общественного строя человека, подчеркивая его неотъемлемые «естественные права». Школа естественного права требовала, чтобы наряду с частным правом, основанным на римском праве, Европа выработала и недостающие ей нормы публичного права, выражающие естественные права человека и гарантирующие свободу человеческой личности[1, с. 205].

Новый этап в истории романо-германской правовой семьи начинается с XVIII в., когда стали осуществлять кодификацию права. Закон стал главным элементом познания права. В XIX–XX вв. кодификация получила широкое распространение во всех странах романо-германской правовой семьи. Она явилась логическим завершением многовековой эволюции правовой науки, четко изложив право, соответствующее интересам общества. Это кодифицированное право и должно было применяться судами. Право, преподававшееся в университетах до кодификации, не было правом, применявшимся на практике. Для того чтобы кодификация отвечала запросам юридической практики, было необходимо два условия. С одной стороны, новый общественный строй требовал, чтобы при кодификации были закреплены новые принципы справедливости, свободы и достоинства индивидуализма. С другой стороны, нужно, чтобы такая кодификация была осуществлена в крупной стране, оказывающей влияние на другие страны. Так, во Франции сразу же после революции была осуществлена наполеоновская кодификация, которая затем имела огромное влияние на многие страны Европы, а затем и за ее пределами.

Рецепция римского права привела к тому, что еще в период средневековья правовые системы европейских стран – их правовая доктрина, юридическая техника – приобрели определенное сходство. Таким же образом сказалось влияние канонического права.

Кодификация имела и свои отрицательные последствия. При кодификации права была упущена из виду университетская традиция, которая заключалась в стремлении обучить поиску справедливого права, предложить право-образец, а не систематизацию или комментарии права той или иной страны. После принятия национальных кодексов в европейских странах, правда в разной степени, право отождествлялось с законом. А это, в свою очередь, вызвало к жизни законодательный позитивизм и одновременно юридический национализм. При определении природы права в нем стали видеть выражение не справедливости, а воли государства, что, например, произошло в социалистических странах.

В настоящее время в странах романо-германской правовой системы, помимо законодательства, открыто признается и ведущая роль доктрины и судебной практики в формировании и эволюции права. Идет процесс возрождения идеи единого права, признается приоритет международного права перед национальным законодательством. Например, в ст. 25 Конституции ФРГ закреплено, что «общепризнанные нормы международного права являются составной частью федерального права. Они имеют преимущество перед законами и порождают права и обязанности непосредственно для лиц, проживающих на территории Федерации».

В Германии, как и во Франции, костяком, основой действующего права являются кодексы. Как и во Франции, они стары, неоднократно изменялись, в частности после Второй мировой войны, когда из них были исключены новеллы, внесенные во времена нацизма. Однако значительная часть изменений в праве Германии по сравнению с довоенным временем, в том числе с периодом Веймарской республики, внесена не через кодексы, а с помощью специальных законов, регламентирующих различные сферы жизни общества.

В отличие от Франции Основной закон ФРГ 1949 г. не признает за исполнительной властью право на автономную регламентарную власть и запрещает практику декретов-законов. Правительственные и иные подзаконные акты в Германии Могут быть изданы только в рамках исполнения законов, хотя на практике встречались исключения из этого правила. Германия не знает консолидированных кодексов «нового типа», подобных тем, которые так распространены во Франции [3, с. 211].

Роль обычая в частном праве Германии примерно такова же, как и во Франции. Он имеет значение только в узкой среде, не охваченной кодификацией.

Что касается публичного права, то здесь его роль меньше, чем во Франции, что связано, во-первых, с более широкой конституционно-правовой регламентацией в сфере действия государственного права, а во-вторых, с тем, что государственные структуры Германии имеют не столь значительную историю, как во Франции, где соответственно более значима роль исторически сложившихся обыкновений в сфере конституционного права.

Как и во Франции, судебная практика приобретает в Германии характер источника права, когда какая-то правовая проблема однозначно подтверждена при решении ряда аналогичных дел и данное решение подтверждено авторитетом высшей судебной инстанции. Однако о более или менее полном совпадении ситуации в обеих странах можно говорить лишь применительно к общей судебной системе.

Что касается административного права, то, поскольку оно в Германии в законодательном порядке разработано значительно глубже, чем во Франции, соответственно и роль судебной практики в этой области далеко не столь значительна.

Особенно большие различия обнаруживаются в связи с той весомой ролью, которую играет в государственных структурах Германии Конституционный суд. Его решения – это источник права, стоящий наравне с законом. Его толкования законов обязательны для всех органов, в том числе и для суда. Если у обычного суда при рассмотрении дела возникает сомнение в конституционности подлежащей применению нормы, он приостанавливает дело, обращается с запросом в Конституционный суд, а затем решает дело в соответствии с заключением последнего.

Во Франции нет ничего подобного. Конституционный совет, существующий в этой стране, имеет более ограниченную компетенцию. Ему предоставлено право предварительного контроля за конституционностью еще не вступивших в силу законопроектов, и, следовательно, он не может оказать влияния на применение уже действующих законов и иных нормативных актов, как это происходит в Германии, а тем самым и на судебную практику.

Система источников права в Германии – и здесь еще одно отличие от французской системы – отражает федеральный характер государственного устройства страны. Каждая из земель в составе Германии имеет свое законодательство. Это усложняющий систему источников права фактор.

Федеральное право имеет приоритет над правом земель (ст. 31 Основного закона Германии 1949 г.). Однако, с одной стороны, земли участвуют через бундесрат в федеральном нормотворчестве, а с другой – законодательная компетенция федерации ограничена определенными рамками. Так, по Основному закону, вопросы, не отнесенные к исключительной или совместно действующей законодательной компетенции федерации, остаются в компетенции земель (ст. 70-74 Конституции Германии). В целом, однако, действует правило, согласно которому в случае расхождения федерального закона и закона земли превалирует первый.

Согласно ст. 25 Конституции Германии 1949 г., «общие нормы международного права являются составной частью права федерации. Они имеют преимущество перед законом и непосредственно порождают права и обязанности для жителей федеральной территории». Влияние международного права отражено в праве Германии значительно более четко, чем во Франции, где оно также признается, но выражено Конституцией в значительно более умеренной форме, ибо Конституция говорит (ст. 55) не о нормах международного права, а о «договорах или соглашениях, должным образом ратифицированных или одобренных».

Таким образом, нетрудно увидеть, что принадлежность права разных стран к одной и той же крупной правовой системе (или семье) отнюдь не исключает весьма существенных различий между национальными правовыми системами [2, с. 196].

 

 

 

 

 

 

Категория: Мои статьи | Добавил: kemerovo3000 (04.11.2018)
Просмотров: 186 | Рейтинг: 0.0/0
Вход на сайт

Поиск